Это произошло в далёком 1991 году. Проработав 2 года в детском саду, я решила поступить в пединститут города Алматы. Мне на тот момент было 21. Со мною вместе поехала поступать сестрёнка моей одноклассницы. Она младше меня на 2 года и только закончила педучилище.

Я понимала, что поступить шансов не так много, учитывая большой конкурс. Два года подряд я проваливала экзамены в местный пединститут, в родном городе. Причем по русскому языку и литературе, предметам, которые в школе давались мне легко. Однако, к своему удивлению, мы поступили, и нашей радости не было предела. Мы бродили по городу, ели эскимо, катались на троллейбусе и трамвае. Нам, провинциалкам, эти виды транспорта были в диковинку.

Спустя месяц, мы отправились на сельскохозяйственные работы, собирать виноград. По прибытию, нас поместили в бараки. Мы сами таскали кровати, подушки, матрасы и всячески облагораживали свое жилище. Нас покормили и предложили написать письма домой. Почему то кроме меня никто не изъявил такого желания. Мне предоставили бумагу, ручку и конверт. Тогда я не понимала, почему я так неожиданно решила написать письмо домой. Говорят, случайности не случайны. Надо отметить, что никакой связи, кроме писем на тот момент не было. Чтобы связаться с родными, надо было заказывать переговоры через почту, ждать, когда тебя соединят. А находились мы далеко от города, и даже местные села были от нас не близко.

Дни шли. Мы уже свыклись с новыми походными условиями, ели вдоволь виноград, любовались красотами местности, пели песни, играли на гитаре. Молодость, романтика, золотая пора…

Но вот однажды, я проснулась среди ночи, и на душе стало очень неспокойно. Едва дождавшись утра, я обратилась к своему куратору:

— Анна Викторовна, можно мне в город сорваться?

— Это еще зачем? — спросила она строго.

— Плохо мне. Дома беда какая-то случилась. Я позвоню и сразу назад.

— Ты в своем уме? Как ты добираться будешь в город? На попутке? А кто ответит за твою безопасность? Не морочь мне голову, иди, работай.

Помню, в те дни была никакая. Вроде я есть, и вроде, как нет. Не хотелось ничего, ни есть, ни пить… Не находила себе места. Так продолжалось трое суток. А потом я вновь вошла в колею: стала весёлой, появился аппетит, прилив сил.

Спустя какое-то время, пришло письмо от моей сестры. В письме она рассказала мне о том, что после моего отъезда, из института поступила телеграмма о моём отсутствии. Якобы меня нет на месте. Грозились отчислить меня, если я вовремя не приеду.

В доме началась паника: где я, что со мной? В то время было много случаев, когда девочки студентки пропадали без следа. Три дня моя семья была в неведении относительно меня. Спустя трое суток, пришло письмо. То самое, которое я написала им по приезду на сельхозработы.

Как моя душа могла так явно чувствовать беду и панику домочадцев на расстоянии? Для меня это так и осталось загадкой…

Вам также может понравиться: