Этот загадочный случай, который произошёл со мной в больнице, оставил надолго в моей голове один вопрос на который я, наверное, никогда не найду ответа…

В тот момент времени мне не хотелось жить, потому что мой мир рухнул, буквально, в один день. Когда рассказывают про других, про их проблемы, то это просто принимается. Когда же касается самого себя – мрак и безысходность.

Бизнеса больше нет. Все, что создавал годами превратилось в череду долгов. Друзья отвернулись. А были ли они? Так, партнеры по бизнесу. Развалился биснес улетучились и они. Жена ушла, захватив детей и всё, что можно было унести из квартиры. Я никто и ничто, лежу в больнице с сердечным приступом, без особого желания жить.

Наверное, можно ставить точку и заканчивать рассказ. Но далее случилось то, что вернуло меня к жизни.

На соседней койке доживал свой век Степан, добрый старик, которому на первый взгляд можно было дать лет девяносто. Про таких говорят, пожил своё. После третьего инфаркта он плохо дышал, сопел, его ночные стоны не слышал в палате только глухой, а таких не было. Врачи родственникам объявили:

— Готовьтесь, шансы мизерные.

Мне было безразлично его состояние. Есть доктора, все в их руках. А у меня и без этого все плохо.

Четвертой ночью я проснулся от тишины. Первая мысль была –отмаялся старик. Холодок пробежал по телу. Я повернулся и обомлел ещё больше. Старик сидел на кровати и смотрел на меня. Увидев движение, начал тихо говорить:

— Ко мне Игорек приходил. Сказал, что меня ждут, надо собираться. Постарел, черт. Только мало побыл, жаль.

— Дед, куда собираться ночью? – все, что мог выдавить я из себя. 
Всякое в жизни видел, но, чтобы лежачий больной резко встал, заговорил, никогда.

— Правильно говоришь, утром будет сподручнее, а то я сейчас всех разбужу. Игорек подождет, он не торопит. Сам то как?

Не знаю, что со мной случилось, но я рассказал Степану про свою неудавшуюся жизнь. Мы в темноте шептались около часа. Дед все ясно слышал, чем меня немного удивил. Несколько раз в беседе я проронил, что не хочу жить, незачем, не вижу смысла. Его ответ:

— Рано тебе об этом думать, живи, — я запомнил навсегда.

После беседы мы оба уснули.

Утром я проснулся с хорошим настроением, но, повернувшись, к Степану увидел его безжизненное тело. Дед не дышал. 

Днем пришли родственники и я рассказал про нашу ночную беседу. Игорьком оказался друг детства деда. В послевоенном сорок пятом году он подорвался на мине в лесополосе. Говорят, на глазах у Степана.

Ну, а мне, как будто сама судьба подсказала жить дальше. Что рано мне еще на тот свет. Спасибо тебе дед Степан. Правда, я часто думаю сам ли дед со мной в ту ночь разговаривал или это была уже его душа…

Вам также может понравиться: