Мягко покачиваясь, автобус шел по трассе. Снег почти весь растаял, дорога чернела лентой асфальта. Артем, откинувшись на спинку сидения, смотрел в окно на изменившиеся за неделю поля, перелески. Несмотря на начало апреля, было уже тепло. Отучившись неделю в техникуме, Артем ехал на выходные дни домой в село Троицкое помочь родителям, да и соскучился по дому.

Вот и остановка, автобус остановился возле указателя. Водитель объявил:

– В село не поеду, на дамбе по насыпи, дорога оттаяла, ехать по ней опасно, высоко.

Артём поначалу расстроился.

— Да, ладно. Тут всего километров пять, — подумал он, выходя из автобуса, — но можно срезать, если идти по зимнику через реку.

По трассе, идущей к селу, не пошел. Пошел по проселку, обходя лужи, стараясь идти по проталинам с прошлогодней травой. Литые резиновые сапоги не пропускали воду, ногам было сухо и тепло. Вот и спуск к реке, уже была видна водонапорная башня, стоявшая на том берегу:

— Через полчаса, пройдя по льду, буду дома, – подумал Артем.

Неожиданно из кустов на дорогу выскочила небольшая лохматая собачонка и, виляя хвостом, подбежала к Артему, ласкаясь к нему и прыгая перед ним. Несмотря на грязь, собачка была чистой, рыжая шерстка выглядела так, словно собачку недавно помыли.

Присев на корточки перед собакой Артем спросил:

— Ты чья?

Собачка, повизгивая, ткнулась прохладным носом в ладони, как бы прося еду. Артем вытащил из кармана куртки бумажный пакет с остатками печенья, развернул и, выбросив пакет, стал кормить собачку. Та, аккуратно брала из рук печенье, и, благодарно посматривая на Артема, хрумкала острыми зубами угощенье.

— Бедная ты, Кутька, – проговорил Артем, — наверное, наигрались с тобой и не нужна стала. И выбросили тебя на трассе. Ладно, пойдем со мной, у нас жить будешь. Мамке понравишься….мммм, если кур гонять не будешь.

Кутька внимательно слушала парня, навострив уши, при этом смотрела ему прямо в глаза. Это немного удивило Артёма. Собака обычно отводит взгляд в сторону, если человек смотрит ей в глаза.

— Ну, пойдем, — проговорил Артем и направился к пологому спуску, идущему к реке.

Кутька, бежала впереди, помахивая хвостом, иногда сворачивая с тропинки, чтобы понюхать оттаявшую кочку или пучок травы.

На берегу Артем остановился. Между берегом и кромкой льда было небольшое пространство заполненный водой, лед стал рыхлым и посинел.

— Тут неглубоко возле берега, шагну на лед и пойду, — подумал Артем.

Но тут Кутька встала перед ним и стала громко лаять, не давая Артему шагнуть с берега в воду. Парень удивился перемене, которая произошла с собакой. Из ласковой Кутьки она превратилась в ощетинившегося и оскалившегося зверя. Она громко лаяла, подпрыгивала и пыталась укусить Артема, не давая ему сделать и шага. Он хотел уже пинком отшвырнуть собачку, но пожалел и нагнулся за хворостиной, чтобы отогнать от себя беснующуюся Кутьку.

Треск и грохот с реки отвлек Артема от поиска хворостины. По всей ширине реки лед с громким треском лопался, течение подхватывало глыбы льда, вздымая и переворачивая. Их стало тащить по реке. Артем похолодел от ужаса, представляя, что было бы с ним, если бы он пошел по льду. На трясущихся ногах он повернулся и пошел прочь от берега, переводя дыхание.

Поднявшись на пригорок, Артём остановился и вспомнил про собаку.

— Кутька, Кутька!

Собаки нигде не было. Артем звал ее, свистел, кутькал, но собаки и след простыл.

— Надо идти вокруг, через дамбу, — подумал Артем и засунул вдруг озябшие руки в карманы куртки.

В кармане он нащупал пакет, вытащил его, развернул и нашел в нем печенье.

Вам также может понравиться: