Мистика на войне 1941-1945гг. Случай Михаила Тучкова.

Шел 1943 год. Год явного перелома в ходе кровопролитной войны с Германией. По дороге вдоль линии фронта шла машина с грузом медикаментов для госпиталя расположенного в лесу, подальше от фронта и возможного авиационного налета. За рулем сидел водитель недавнего призыва – Роман Тучков.

Прифронтовая дорога шла вдоль леса, петляя через воронки и небольшие деревца перед лесом. За идущей машиной тянулся шлейф пыли от разбитой колеи. Было душно. Роман расстегнул ворот гимнастерки. Наконец, дорога свернула в лес, где стало прохладней и не так трясло.

Проехав ещё с полкилометра, Роман увидел женщину, стоящую у дерева возле дороги – голосовала, подняв руку. По инструкции запрещающей брать в дороге пассажиров, Тучков и проехал бы и дальше, но что-то заставило его остановиться.

— Женщина – подумал он, — и нет у неё оружия.

Женщина села в кабину, запахло духами и ещё каким-то непонятным запахом. Роман силился вспомнить этот запах, но не мог. Женщина выглядела молодо, назвалась Зинаидой, начала расспрашивать Тучкова – кто такой, откуда родом, давно ли служит, и в конце, улыбнувшись, спросила – есть ли у него невеста или жена.

Роман, глядя на дорогу перед собой, боковым зрением видел отсутствующее выражение лица попутчицы при разговоре и непонятный отрешённый взгляд. Через минуту Роман почувствовал покалывание и чувство жжения на груди. В том месте, где у него висел нательный крест.

Крестик ему повесила бабушка перед отправкой на фронт. На протест Романа:

— Бабушка, я же комсомолец.

Строго ответила:

— Теперь ты воин, крест оборонит от смерти и Бог даст спасение.

Ещё в детстве бабушка научила его читать молитву «Отче наш».

Зинаида, узнав, что Тучков не женат и невестой толком не обзавелся, начала заигрывать с парнем, приглашая его к себе. Живу, мол, вот тут за лесом, одна, вдова, муж погиб на фронте.

— Заедем ко мне. Рюмочку налью, пожалеешь и приголубишь вдову, — взяла руку Романа и положила её на свое колено.

Роман почувствовал под рукой не тепло женской плоти, а какую-то холодную окаменелость.

Внезапно мотор заглох. Тучков вылез из кабины, чтобы завести двигатель при помощи рукоятки. Огляделся и увидел, что заехал не в ту сторону от развилки. Вставил рукоятку, нагнулся и начал проворачивать её. Из ворота расстегнутой гимнастерки выпал крестик.

Роман взял крестик в левую руку, выпрямился, чтобы просунуть его за пазуху, и вздрогнул – на него в упор, через лобовое стекло из кабины смотрели, не мигая, глаза полные ненависти. Лицо молодой женщины неузнаваемо менялось, превращаясь в отвратительную рожу. Тучков тут же  вспомнил бабушку и её наставления. Открыл ладонь с крестом, направил руку в сторону кабины, стал читать молитву.

Громко хлопнула дверь кабины, из которой, дико визжа, выскочило некое существо, лишь отдаленно похожее на человека и бросилось напролом через кусты в лес.

Роман закурил. Подошёл к кабине со стороны пассажиров, чтобы закрыть дверь. На сиденье где сидела «Зинаида», лежал комок шерсти. Смахнув его на землю, Роман поджег шерсть спичкой. Комок сгорел, распространяя запах, который Роман всё время чувствовал от попутчицы и никак не мог вспомнить.

Постояв с минуту, он запрыгнул в кабину, развернул машину (мотор завелся с пол оборота), и поехал в расположение госпиталя.

Вам также может понравиться: