Эта шокирующая история из жизни людей поразит Вас своей жестокостью и заставит задуматься о том, что ни один плохой поступок не останется безнаказанным.

Несколько лет назад, будучи в командировке в соседнем городе, я остановился у своей дальней родственницы. Вечером из окна я почти каждый день наблюдал, как пожилая женщина выводила на прогулку юношу. Парень, судя по всему, страдал психическим заболеванием, ни на что не реагировал, был безучастен и отрешен. Женщина брала его за руку и водила вокруг дома где-то минут сорок. Потом они заходили в подъезд и так до следующего вечера.

— Это внук ее?- как-то спросил я у своей хозяйки, — Они что, только вдвоем живут? Неужели никто не помогает?

Хозяйка вздохнула:

— Да, внук. А помогать ей некому. Бог ее так наказал за грехи их семьи.

И рассказала мне вот такую историю:

Лилия Владимировна всю жизнь была деловой женщиной. Еще в советское время, будучи директором магазина, она могла позволить себе многое, о чем другие могли только мечтать. Муж ее был замдиректора автобазы и связи у них были не только в родном городе, но и по всей области. В семье у них был единственный сын Юрий, обласканный с детства, не имеющий отказов ни в чем. Наглый избалованный мальчик ни с кем не считался, ведь с его родителями никто не рискнул бы конфликтовать.

Наступили 90-е, тяжелое время для большинства людей, но воистину медовые для их семейки. В то время, когда люди получали зарплату лишь изредка, да и то в основном натурпродуктом, который надо было еще продать, часто по цене более низкой, чем его стоимость, семья Лилии Владимировны открывала магазины, ночные кафе, которые пользовались повышенным спросом у новых хозяев жизни в малиновых пиджаках.

Юрий к этому времени из избалованного мальчика превратился в молодого человека с крайне скверным характером. Людей он измерял только толщиной их кошелька, и тех кто не соответствовал этим требованиям за людей не считал, по возможности «ставя на место», как он сам выражался. Девушек он менял постоянно, они просто вешались на богатого «принца». Но шло время и Лилия Владимировна начала подумывать о продолжении династии. Породниться с начальником милиции и почетно и выгодно.

Юрий не возражал — этот союз большой шаг вверх по карьерной лестнице. Он получал юридическое образование, в планах у него было стать не меньше чем прокурором и уже по-настоящему вершить судьбы людей. Девушка тоже не была против, Юра по ее мнению был подходящей для нее партией. Дату свадьбы назначили и начали подготавливаться к этому событию.

Заказывая шикарные кольца у лучшего ювелира в городе, Лилия Владимировна обратила внимание на старинный браслет тонкой работы, лежащий на столе у того в кабинете.

— Можно посмотреть?- вещица была очень изящна.

Лилии Владимировне захотелось иметь её.

— Сколько? -поинтересовалась она.

— К сожалению, не продается,- ответил ювелир, — Эту вещь мне оставила под залог одна дама, сейчас у нее затруднительное положение, но выкупит она его обязательно, я ее знаю, эту вещь она очень ценит, наверно еще и потому,- он криво улыбнулся — что это последняя ценность, что у нее осталась. Времена такие, сами понимаете.

— Мне бы очень хотелось этот браслет,- намекнула Лилия Владимировна, подмигнув ювелиру. От чего она сама даже немного опешила.

— Я вас прекрасно понимаю, вещь действительно уникальная, но вы же умная женщина, поймите, никакими деньгами репутацию не купишь. Я вот в свободное время изучаю стиль мастера, который его сделал, может я и смог бы изготовить точно такой же для вас, но на это потребуется немало времени и немало средств.

Лилия Владимировна вышла от ювелира немного задумчивая. Браслет, конечно, был диво как хорош, и ей очень хотелось бы, чтобы он красовался на её руке. Но больше всего было уязвлено ее самолюбие — назвать дамой нищебродку, которая опускается до того, что закладывает свои вещи, а ее, Лилию Владимировну, просто женщиной. Ладно, она все равно добьется своего. Понравившееся украшение будет у нее. Ювелир не сказал, чья эта вещь, но узнать это — пара пустяков.

Подключив некоторые связи, Лилия Владимировна быстро узнала кто хозяйка браслета. Ею оказалась вдова офицера, погибшего еще в афганском конфликте. Она работала бухгалтером в местном отделе образования, подрабатывала на мелких частников, которые не могли себе позволить держать в штате постоянного бухгалтера, и старалась поставить на ноги восемнадцатилетнюю дочь-студентку.

Что же, дав полторы цены его стоимости, она заберет себе понравившуюся игрушку. Юра в этот день никаких планов не имел, и от нечего делать решил проехаться с матерью. Взяв мордоворота-охранника с собой, они поехали по адресу, где проживала хозяйка браслета.

Приехав в невзрачную хрущевку, они застали хозяйку, которая только что вернулась с работы. Невысокая светловолосая женщина средних лет была смущена и не могла понять, что им надо. Лилия Владимировна с ходу объяснила ей цель визита. Выслушав ее, женщина неожиданно отказалась.

— Вы уж извините, я понимаю, что браслет очень красив, но я не собираюсь его продавать. Это фамильная реликвия, она переходит от матери к дочери.

Лилия Владимировна уговаривала Светлану, хозяйку квартиры, долго, но та была непреклонна. Из комнаты вышла невысокая худенькая девушка, дочь Светланы. Она с удивлением рассматривала гостей. Взгляд ее на секунду задержался на спортивном красавце Юре. Тот тоже обратил внимание на нее:

— А она ничего, — подумал Юра, — неплохая телочка, надо с ней закрутить. Доступные девицы ему уже порядком приелись, хотелось для разнообразия чего-то свежего.

Охмурить наивную девчонку уверенному в своей неотразимости плейбою вначале было непросто. Но как можно устоять перед красавцем, который почти всегда приезжает встречать ее после занятий с букетом цветов и говорит ей такие красивые слова. Прошло немного времени и Лиза, дочь Светланы, искренне поверила, что Юрий влюбился в нее с первого взгляда.

Все было так, как в романах, которые ждущая романтики девочка читала тайком от матери. Светлана начала подозревать неладное. Узнав с кем встречается ее дочь, она была в шоке. В отличие от наивной Лизы, женщина была умудрена жизненным опытом и понимала, что ее единственная дочь — это просто очередной каприз богатого баловня. Светлана пыталась поговорить с дочерью, но та слушала только свои чувства.

Как-то, встретив Юрия, Светлана подошла к нему и попросила отстать от Лизы. Юрий посмотрел на нее так, словно вначале не понял о чем речь.

— А, Лиза… Да, конечно. А разве она несовершеннолетняя? Ну ладно, все равно у меня в январе свадьба, не переживайте, — при этом он усмехнулся.

Светлана отшатнулась от него, словно он ударил ее. Такого цинизма она не ожидала. Придя домой и обдумав все как следует, Светлана, взяла браслет и пошла домой к Лилии Владимировне.

Охранник на входе загородного коттеджа, где проживало богатое семейство, вначале не хотел ее пропускать. Но Светлана показала браслет и сказала ему, что хозяйка интересуется этой вещью. Позвонив Лилии Владимировне и испросив разрешения, он все же проводил женщину в дом.

Светлана протянула браслет хозяйке роскошного жилища и сказала:

— Лилия Владимировна, вы очень хотели этот браслет, я вам отдам его без всяких денег. Но умоляю вас, повлияйте на своего сына, чтобы он прекратил морочить голову моей дочери. Жениться он на ней все равно не будет. А моя девочка… В детстве у нее были проблемы с сердцем, врачам огромных трудов стоило поставить ее на ноги. Если с ней что-либо случиться, я не переживу. Она все, что у меня есть.

Лилия Владимировна слушала ее с недовольством. Браслет она все же взяла, сказав, правда, что компенсирует его стоимость, и пообещала разрешить ситуацию. Выпроводив нежданную гостью, она села и задумалась.

Лилия Владимировна никому не хотела бы признаться в том, что в последнее время ее мучают дурные предчувствия. Ей кажется, что надвигается неотвратимая беда. Внутреннее чутье, которое никогда ее не подводило и сыграло немалую роль в ее пути наверх, теперь посылало тревожные сигналы.

А еще часто стало возникать чувство холода, которое пронизывало ее словно изнутри. Откуда он появляется, этот холод? Коттедж отапливался хорошо, хоть на улице уже декабрь. С чего это началось? Она помнит еще тогда, когда они приезжали к этой Светлане домой. Уже в подъезде у нее возникло чувство, что надо уходить отсюда немедленно. Зря она тогда не послушала внутренний голос, надо было сослаться на неотложные дела и уйти. А браслет можно было заказать у того ювелира, он обещал сделать точно такой же, даже лучше. Тут Лилия Владимировна встряхнулась:

— Нервы ни к чему, старею наверно, надо выбросить из головы. Но с Юрой поговорю сегодня же, пусть расстанется с этой голодранкой, денег ей даст, в конце концов.

Вечером, встретив сына, Лилия Владимировна начала с ним разговор о Лизе. Тот отмахнулся. Лиза была уже пройденным этапом, чувство новизны сменилось недовольством. Юрию, привыкшему к раскованным ярким девицам, не обремененным моралью, скромная Лиза казалась какой-то скучной и старомодной.

— Я ей завтра объясню, что «пассажирский скорый поезд на полустанках очень долго не стоит», — сказал матери Юра строчкой из песни популярной тогда группы «Дюна». Посмеявшись над своей остротой, Юрий позвонил одной из своих подружек, по которой немного соскучился, и пригласил ее в кафе.

Что происходило на следующий день в кафе, рассказала официантка, которая там работала.

— Юра с девицей сидели долго, пили коктейли и уже порядком охмелели. И тут входит Лиза. Когда она увидела их вдвоем, девочка отшатнулась, но Юра ее заметил. Попросив подружку оставить их ненадолго Юра сказал Лизе: «У меня небольшой мальчишник, я женюсь в следующем месяце, ты наверно была не в курсе, ну вот теперь будешь знать». Лиза словно застыла и долго молчала, потом сказала: «Ты же говорил что любишь меня, как же так?». «Любовь прошла, завяли помидоры, вот возьми»,- Юра небрежным жестом сунул ей в руку несколько купюр. Потом поднялся и обняв девицу вышел из кафе к машине. На Лизе не было лица. Она стояла и смотрела через стеклянную витрину, как они сели в машину и уехали. Я хотела подойти к ней успокоить, но когда глянула ей в глаза, побоялась приблизится. У нее был взгляд, как у умирающего. Она не плакала, стояла с этими деньгами в руках, что этот мерзавец ей сунул, и ни на что не реагировала. Потом пошла как лунатик к выходу. Она шла, а деньги падали из ее разжавшейся руки. Никогда не забуду эту картину.

Лиза не пришла домой в тот день. Она вообще домой больше не пришла. Через два дня поисков ее тело нашли за городом. Она шла по дороге до тех пор, пока не упала. Вскрытие показало, причиной смерти была сердечная недостаточность. И еще Лиза была беременна. Невозможно представить было горе Светланы, когда она узнала, что ее единственный ребенок покинул этот мир по вине богатого негодяя.

Юрий же равнодушно принял смерть Лизы. Совести у него отродясь не было, а связей и денег благодаря родителям, наоборот, в излишке. Несмотря на поползшие в городе нехорошие слухи, свадьбу с дочерью начальника милиции откладывать не стали. Лилия Владимировна, правда, какое-то время настаивала, чтобы торжество отложили хотя бы до лета. Но будущий высокопоставленный родственник убедил ее, что менять свои планы из-за «недоразумения» не стоит. Скрепя сердце она согласилась.

— Не обессудь, Люлек,- старый друг семьи называл ее по свойски, -не приду, сама знаешь почему. Ты все-таки подумай — девочку только похоронили, а ты свадьбу играешь. Я, конечно, все понимаю, но на твоем месте я бы хорошо подождал. Сердцем чувствую, добром это не кончится.

Николай Александрович сказал то, что многие из приглашенных на свадьбу гостей думали, отказываясь от приглашения под предлогом внезапно свалившихся неотложных дел. Это было очень неприятно, и Лилия Владимировна еще раз было заикнулась, что свадьбу надо бы отложить, но опять безуспешно.

Но всё же гостей все равно было достаточно для свадьбы с размахом. Мероприятие было шикарное во всех смыслах слова. Охрана была предупреждена: не пускать чужих. Гуляли по полной. В самый разгар торжества, когда родители собрались произносить поздравительные речи, внезапно все смолкло. Рядом с молодым женихом как из под земли выросла… Светлана. Откуда она взялась, как прошла? Лилия Владимировна лично инструктировала охрану насчет нее. После похорон Светлана исчезла, и разузнать где она возможности не было. И вот она здесь, но Боже, какой у нее вид — какая же она старая! И эти жуткие глаза на землисто-восковом лице!

Светлана не замечала оцепеневших гостей. Глядя прямо в глаза жениху, она проговорила глухим голосом:

— Я тебя первая поздравлю, Юра. Ты это заслужил. Ты отнял у меня единственного ребенка, вот я скоро умру и никого! Слышишь! Никого после меня не останется! Лиза была последней из нашего рода. Но и ты не надейся на счастье. Таким, как ты нет места в этом мире. Да пресечется Род твой! Да не будет счастья и покоя никому из вас ни в этой жизни, ни после смерти. Как никто не соберет из осколков этот бокал, так и никто и никогда не соберет вашу жизнь. Слово Мое Крепко!

С этими словами она взяла у ошалевшего Юры свадебный бокал с шампанским и бросила его на пол. Осколки разлетелись в разные стороны. Полина, невеста Юры начала сползать на пол. Все засуетились вокруг нее, прибежала охрана, но Светлана уже ушла.

Свадьба была безнадежно испорчена. На претензии Лилии Владимировны к охранникам ей была предъявлена видеокассета с записью. Судя по записи, никто из чужих не проходил через охрану. Решили, что Светлана прошла через черный ход, но где она раздобыла ключ, так и осталось загадкой.

На следующее утро соседка обнаружила Светлану мертвой в своей квартире. Где она пропадала после похорон дочери, тоже не узнали.
Вначале после свадьбы у молодых все шло гладко. Бизнес процветал. Через год Полина родила хорошенького здорового мальчика, Артема. Юра сбавил обороты с гулянками, и все больше времени уделял карьере, в которой здорово помогал высокопоставленный тесть. Тягостные впечатления от свадьбы не то что забылись, но начали как-то сглаживаться. Все было хорошо. До поры до времени…

Когда Артему исполнился годик, устроили большой праздник. Подарков была целая гора. Пока гости веселились, никто и не заметил, как любознательный ребенок начал пробовать игрушки на вкус. Спохватились, когда мальчик стал задыхаться. Скорая забрала уже посиневшего ребенка. Полина поехала с ним в больницу.

На следующий день вся семья приехала навестить малыша, но к ним вышла только Полина. Артема прооперировали и извлекли деталь игрушки, но из комы он не вышел. Привязавшийся к ребенку Юра бегал за врачом, совал ему деньги, но врач мягко отказывался и старался не смотреть на него. Через 5 дней мальчик вышел из комы. Еще через две недели его выписали. Перед выпиской врач пригласил Полину и Юрия в свой кабинет.

— Мы сделали все что возможно, спасли ему жизнь, но… Без длительного поступления кислорода в мозгу ребенка произошли необратимые изменения. Здесь медицина бессильна. Крепитесь!

В доме наступила тягостная атмосфера. Ребенок, такой шустрый и любознательный прежде, теперь все время лежал и безучастно смотрел на происходящее. Денег в семье было достаточно, но поездки к светилам ничего не дали.

— Восстанавливать нечего, мозговые клетки погибли. Тяжелая инвалидность до конца жизни.

Такой вердикт выносили все без исключения. Не выдержав этого, Юра все чаще и чаще стал напиваться. На работу он ходил сначала редко, а потом и вовсе перестал. Тесть, чтобы не поднимать лишнего шума оформил ему увольнение. Навестив дочь и посмотрев, как она безнадежно пытается вытянуть, малыша сказал ей:

— Уходи от них, развод оформим быстро, ты молодая еще, замуж выйдешь, родишь. Ребенка не вытянешь, на чудо не надейся. Я помогу его пристроить в место с хорошими условиями. Не хорони себя заживо. Я не говорю тебе сразу принимать решение, но подумай над моими словами.

Полина какое-то время еще пыталась помочь мальчику, но она была совсем одна. Лилия Владимировна стала совсем замкнутой и безучастной. Юрий пил без просыху. Когда же Полине пришлось почти целый день прятаться от обезумевшего Юры в ванной, она решила вернуться к родителям. О чем и сообщила Лилии Владимировне.

— Что же, так наверно будет лучше, — сказала Лилия Владимировна, вспоминая недавний разговор с гадалкой, которая очень долго не хотела принимать ее, несмотря на обещанную хорошую плату, но потом все же приняла и сказала: «Не надейся на хорошее. Мертвая за твоей спиной стоит. Темная женщина, вы ей много страданий причинили. Она ценой своей души наложила проклятие. Его никто не снимет. Она все время рядом с тобой будет, пока последний из вашей семьи не умрет. Вещь женщины у тебя есть. Избавься от нее и неси свой крест. Сама на себя взвалила, сама и неси. Все, уходи от меня, ты проклята, мне с тобой тяжело».

Полина ушла к родителям. Артема оформили в специализированный детский дом с хорошими условиями, где Полина его часто навещала. Лилия Владимировна не приезжала к ребенку. Она совсем замкнулась в себе и не замечала, как бизнес уплывает из рук. Коттедж вскорости пришлось продать, а тут и Юра в припадке пьяного безумия расстрелял бармена из ночного кабака. Большую часть оставшихся денег Лилия Владимировна угробила на адвокатов. Но срок он все равно получил, хоть и символичный — 1,5 года.

Когда Юре оставалось полгода до освобождения, Лилии Владимировне пришла весть из колонии, что Юра удавился. Она так же молчаливо приняла и этот удар судьбы. Живя в маленькой квартирке только на пенсию, все больше и больше времени она проводила в церкви, где тщетно пыталась вымолить прощение.

Может и совпадение, но у всех, кто присутствовал на той проклятой свадьбе, жизнь не сложилась. Кто-то разорился, кого-то посадили, некоторых уже и в живых нет.

Полина замуж выходить не стала. Приезжая почти каждый день к своему мальчику, она без конца упрашивала родителей забрать его домой. Неизвестно, как бы вышло, но… При очередном разделе сфер влияния между бандитами был расстрелян в собственном доме отец Полины. Вместе с ним расстреляли его жену и дочь. Платить за содержание Артема в хорошем заведении было некому и его перевели в другое, с не лучшими условиями. Но долго он там не пробыл, Лилия Владимировна забрала его к себе, так они сейчас вдвоем и живут. Не голодают, конечно, на мальчика она тоже получает какие-то деньги, но от прежнего богатства не осталось и следа.

Люди ей пытались помочь, но она отказывается. Говорит, что должна все делать сама, так надо. Мне кажется она немного не в себе. Я вот недавно подошла, предложила свою помощь по хозяйству, хотя бы за мальчиком присмотреть, когда она уходит куда-то без него. Так Лилия Владимировна посмотрела на меня, мне аж не по себе от ее взгляда стало, и говорит, словно сама себе:

— Мне помощи не надо, справлюсь. Артему здесь не помогут, вот Поля с Лизой приходили и сказали, что скоро заберут Артема с собой, там есть врач хороший и он его вылечит. Девочки рассказывали, что им там очень хорошо, у Артема сестричка есть, им весело будет. А вот Юре и Свете очень плохо. Юра себя убил, а Света душу свою убила. Вот им кто поможет?

Я слушал эту страшную историю основанную на реальных событиях и удивлялся превратностям судьбы. Вроде и справедливое воздаяние, но и очень грустное одновременно. И главное, кто виноват, что так сложилось?

Вам также может понравиться: