Мне повезло в жизни. Я застала живыми своих прадедушек и прабабушек. Они прошли Первую и Вторую Мировые, видели голод и мор, да и вообще прожили 100 лет, родились в 1898, а умерли в 2000-2001 все. Можно сказать в трёх веках побывали и через тысячелетие перешагнули. 

Больше всего мне нравилось слушать стихи. Всего по 3 класса образования, а цитировали Пушкина, Блока, Крылова… Мне было всего 5 лет, но я уже восхищалась стариками. Подбегу к папиному деду, влезу ему на колено и прошу опять про коня. Тот погладит меня по голове огромной ручищей, смотрит вдаль и размеренно затягивает:

Что ты ржешь, мой конь ретивый?
Что ты шею опустил?
Не потряхиваешь гривой, 
Не грызешь своих удил…

А я всё подмечала, то у него палец указательный на правой руке, как у меня какой-то слишком широкий… то у него родинки на лбу точно такие же… Да и вообще характеры настолько одинаковые, что мы даже не говорили вслух, что нам нужно, а понимали друг друга.

Решила я как-то спросить у мамы о такой мистической схожести.

— Мам, а почему у прадеда все, как и у меня?

— Особенности прадеда твоего не врожденными были. Палец он в щель всунул, когда дерево раскалывали, чудом целым остался. А родинки, так это шрамы от ожогов, что осколки разрывающихся снарядов оставили. Да и вообще он чудом выходил из таких передряг, когда все уже поминки по нему справляли… – задумчиво ответила мама. 

Мы были похожи в этом. Я до своих пяти лет успела тонуть, пережила три нападения огромнейших собак, шпильку для волос мамину всовывала в розетку, что рука мало не до локтя почернела… И как он – всё мимо меня проходило. Если бы я его не застала, то все бы думали, что я его реинкарнация.

С того времени прошло лет 10. В село мы ездили с родителями всё реже, а прадед с прабабкой до своей сотни так и жили в своём доме, по соседству от бабушки моей – папиной мамы и их дочери. Помощи никакой не принимали, всю работу по дому, огороду да хозяйству сами делали. Все односельчане до сих пор вспоминают пару, отыгравшую бриллиантовую свадьбу.

Но однажды ночью я почувствовала, что моё сердце начало замирать словно. С каждым днём билось всё реже, с перебоями. Страх такой разбирал, что казалось, словно душа из тела сейчас выйдет и я даже не смогу ухватиться за свою руку…

— Мам! Мне страшно. У меня сердце стучит не так, как всегда. Что со мной? Я умираю? – со слезами я бросилась к самому близкому мне человеку.

— Ты чего молчишь? Давай к врачу скорее!!!

В тот же день мы оказались на приёме у кардиолога. Но никаких проблем у меня не обнаружили. И вроде, как всё поутихло. Снова школа, уроки, домашние дела, бальные танцы, уроки игры на гитаре… Одним словом некогда прислушаться даже, что что-то где-то не так стучит.

И вот среди ночи, я просыпаюсь в холодном поту. Я только, что видела сон, как шла по саду у дома прадеда. Наступила на ветку и та так громко треснула, что аж птицы в разные стороны с деревьев да кустов разлетелись. В тот же миг я увидела своего прадеда. Как же страшно было слышать со старческих уст:

— Береги моё сердце. Теперь твоё сердечко у тебя целое. 

Он закрыл глаза и рухнул на траву, как что-то грузное. Я никак не могла к нему добраться. Ветки хватали за руки, ноги путались в густой траве. Я словно бурную реку переплывала против течения.

Проснувшись, я так пронзительно кричала, что прибежали все, а я все твердила, что у прадеда сердце остановилось. Это было примерно 3 часа ночи. До утра меня успокаивали:

— Это просто дурной сон. Мы завтра перезвоним на почту в село, а там расскажут все…

Но никто так и не пошел никуда звонить. А после обеда нам принесли телеграмму, что прадед мой умер в 3 ночи от сердечного приступа.

Я не знаю, какие секреты скрывает моя родня, но эта тема никогда не поднималась, а за спиной у меня только шёпот да презрение. После этого я чувствовала смерть каждого кровного родственника так, будто умирала я сама. Но узнавать правду просто не хочу. Мне достаточно жить с сердцем своего любимого прадеда.

Вам также может понравиться: